Три года войны

18 апреля 2017, 11:23

Три года назад началась война. 13 апреля в  Славянске первый раз силы ВСУ и СБУ вступили в бой с террористами, а днем позже Александр Турчинов, тогда и.о. Президента Украины, подписал приказ о начале АТО.

За это время многое изменилось, и даже не на карте разграничения, а в душах и головах. Сначала казалось, что АТО это не надолго.  Добробаты,  армейцы  и нацгвардия город за городом освобождали Донбасс. Казалось бы, еще немного поднажать, и все это противостояние закончиться. Но потом был Иловайский котел,  сотни погибших, пропавших без вести, попавших в плен,  и осознание того, что это вовсе не антитеррорестическая операция, а самая настоящая война. Война не только с сепаратистами, а регулярными войсками до недавнего братской державы, которые превосходят украинцев силой и мощей.

Но в этом неравном противостоянии  родилась новая украинская армия, опытная, профессиональная, уважаемая. Обеспеченная не только и не столько государством, сколько самим народом, волонтерами. Сначала они возили на фронт печенье и трусы, теперь – прицелы и приборы ночного видения. Государственная машина, скрепя старыми винтами, как-то переборола сама себя и начала снабжать своих бойцов самым необходимым. Безусловно, до идеала еще далеко, и слишком много тыловых крыс и паркетных офицеров осталось вне зоны разграничения, но Украина получила новую армию.

Велика ли цена? За время конфликта на Донбассе, по данным ООН, с обеих сторон погибло более 9000 человек, из них почти три тысячи украинских военных и правоохранителей, из них более 150 харьковчан. Смерть одного человека – для его родителей, родных, друзей, для тех, кто его знал – невосполнимая утрата, смерть тысяч – обоснованная цена для становления нации. Такая вот циничная математика от истории.

А нация действительно меняется. Вместе с армией меняется общество, - фронтовики, волонтеры, активисты выбирают те ниши реформирования страны, которые им ближе, и действуют, не ожидая одобрения чиновников. Антикоруппционеры, защитники истории и архитектурного наследия, защитники животных, общественные контролеры полиции, школ и систем здравоохранения, .. Молодые, требующие, созидающие. Их во многом тоже воспитала война, воспитала в том, что не надо ждать помощи от большого брата. Надо самим брать в руки оружие или мирные инструменты, и добиваться справедливости.

Но есть одно, чего ждут и они, чего не в силах из-за большой политики и законов истории в одночасье изменить – закончить войну. Сейчас уже сложно говорить о том, насколько верно она была начала – история не любит сослагательных  наклонений. И почему все пошла так, а не иначе – армия 2014 не могла делать то, что может армии 2016. Но у армии 2016 нет приказа на наступление. Поэтому, несмотря на все преобразования в окопах и позиционной войне может на долгие годы застрять целая страна. И на фронте, и в тылу. Окончательно оседлыми станут переселенцы, которых в Украине более полутора миллионов, войдет в обиход  донбасский синдром, как вошел афганский, а военный налог перерастет в постоянную выплату…  Как этого избежать и можно ли этого избежать? Вопрос, на который теперь нужно ответить и государству, и обществу. Принятие того, что Украина живет по законом затяжного гибридного конфликта, который не решить молниеносно, произошло. Осталось сделать выбор, идти ли по израильской схеме, когда наличие конфликта – это повод для развития, мобилизации общества, или по молдавской – когда наличие серой зоны тормозит развитие всей страны. И это новый вопрос перед нацией.

Поделиться: