Чтобы вступить в наследство, экс-супруга владельца завода "Алексвуд" хотела отменить развод с покойником

31 декабря 2020, 09:00

Как уже сообщалось, ранним утром 23 декабря 2020 года при участии спецподразделения Национальной Полиции Украины был осуществлен рейдерский захват предприятия "Алексвуд", принадлежавшего харьковскому предпринимателю Леониду Гайшуку, который скончался 17 апреля.

Действия Нацполиции дали основания представителям собственника завода "Алексвуд" и его арендаторам заявить о рейдерском захвате предприятия, отмечает агентство РБК.
Рейдерство в современной Украине уже не является чем-то исключительным, а участие в противоправных действиях по переделу собственности сотрудников правоохранительных органов зачастую — одна из деталей этого процесса. Но в случае с "Алексвудом", по мнению юристов, и заказчики захвата, и правоохранители далеко перешли границы, очерченные законодателем.

"РАЗВОД И ДЕВИЧЬЯ ФАМИЛИЯ"

Корни истории с рейдерским захватом предприятия по производству ламината и линолеума уходят еще в 2002 год, когда никакого производства еще не было. Через 11 дней после свадьбы (20.07.2002г.) с харьковчанином Леонидом Леонидовичем Гайшуком молодая жена Ирина Анатольевна Полуэктова родила ему дочь, Марию. Впрочем, по рассказам друзей, семейное счастье было недолгим – обнаружив в июле 2006 года, что супруга и мать его дочери ему изменяет, Гайшук подал документы на развод. 

25 мая 2007 года Октябрьский суд Харькова удовлетворил иск Гайшука о разводе (дело №2-3590/2007). Сама супруга судебные заседания проигнорировала, однако спустя 5 лет, в апреле 2012 года обратилась в органы ЗАГС с просьбой выдать ей свидетельство о расторжении брака и разрешить сменить фамилию бывшего мужа на девичью – Полуэктова. При этом Ирина Анатольевна приложила к заявлению копию заочного решения суда о расторжении брака. ЗАГС, разумеется, просьбу выполнил — выдал свидетельство о расторжении брака 1-ВЛ №130515 от 19.04.2012.

Не остановившись на этом, Ирина Полуэктова в июне 2014 года подала в Октябрьский суд Харькова иск о лишении Гайшука Леонида Леонидовича родительских прав в отношении дочери, Марии Леонидовны Гайшук. Иск Полуэктовой был удовлетворен 17 октября 2014 года (дело №639/4975/14-ц) — как был удовлетворен 31 мая 2018 года Орджоникидзевским судом Харькова иск о взыскании с Гайшука алиментов на содержание дочери (дело №644/1483/18). 
В обоих случаях Ирина Полуэктова мотивировала свои требования тем, что они с Гайшуком не проживают одной семьей с июля 2006 года, он не поддерживает дочь материально. В решении суда о лишении Леонида родительских прав в отношении дочери указывается, что Гайшук предоставил нотариально заверенное заявление, согласно которому он не возражал против лишения его родительских прав.

Данные обстоятельства однозначно указывают на то, что по состоянию на 2014 год Гайшук Л.Л. безразлично относился к своей бывшей жене Полуэктовой И.А., а также не возражал против того, если обязанности отца в отношении дочери Марии примет на себя иное лицо (он пишет об этом в своем заявлении). Фактически, отношения со старой семьёй были разорваны. Гайшук дал согласие на усыновление только тогда, когда окончательно убедился, что бывшая жена настроила дочь против него, и Мария относится к нему, как к совершенно чужому человеку, от которого ей нужны только деньги. Вполне себе обычная история. Жизненная.

БЫВШИХ ГАИШНИКОВ НЕ БЫВАЕТ

В 2010 году у Леонида Гайшука появилась новая жена – Елена Байбекова. В 2015 году у них родился первенец — Гайшук Леонид Леонидович, а в 2019 – младший сын Байбеков Бениамин Леонидович.

Ирина Полуэктова также завела семью. Ее гражданским мужем стал Вакуленко С.И. – бывший сотрудник госавтоинспекции. Об этом Ирина Полуэктова сообщила при рассмотрении Харьковским окружным административным судом иска к Житомирской таможне по поводу растаможивания автомобиля РенжРовер. Из показаний следует, что по Европе Ирина Полуэктова путешествовала с гражданским мужем Вакуленко С.И.

Узнав о смерти Гайшука и о том, что большая часть всего оставшегося после усопшего имущества может достаться одинокой беззащитной вдове и ее малолетним детям, приятели решили вдову с детьми "отодвинуть в сторонку", а имущество отобрать, используя в качестве инструмента старшую дочь предпринимателя, Марию, наследницу небольшой части имущества. 

БЫВШАЯ ЖЕНА ИЛИ ВДОВА?

Собственно, вначале, надеясь на беспомощность вдовы, в дело вступила Ирина Полуэктова. Ход был придуман забавный, хоть и совершенно абсурдный.

Ирина Анатольевна в июле 2020 года обратилась в Октябрьский суд Харькова с заявлением о восстановлении срока на подачу заявления об отмене заочного решения суда о разводе тринадцатилетней давности. Фокус был в чем – Ирина Полуэктова решила ввести суд в заблуждение и, несмотря на то, что ранее в различных процессах и инстанциях ссылалась на развод с Гайшуком Л.Л. в 2007 году и фактический разрыв отношений с июля 2006 года, в июле 2020 года заявила, что, оказывается, ей ничего не было известно о бракоразводном процессе и она продолжала с ним жить одной семьей.

Если бы суд пожелания Полуэктовой выполнил, то она становилась не бывшей женой, а вдовой, и ей по закону принадлежала половина всего имущества Гайшука, как совместно нажитое в браке. Еще четверть из оставшегося полагалась бы ей и четверть — ее дочери Марии, как наследницам первой очереди. Оставшиеся две четверти (от половины) достались бы сыновьям Гайшука от второго брака. Более того, Полуэктова утверждала, что один из сыновей никакого отношения к Гайшуку не имеет, посему вторую часть имущества нужно делить на троих – на нее, дочь и, так и быть, на одного сына Байбековой. 

ВАРИАНТ "Б": ЗАХВАТ

Полуэктова даже пыталась сделать все, чтобы не допустить проведение биологической экспертизы для установления отцовства Гайшука над сыном Бениамином. Но в целом она пыталась доказать, что тринадцать лет просто не знала, что разведена с Леонидом Гайшуком. Это при том, что возвращая себе девичью фамилию, она в 2012 году предъявила в ЗАГС свидетельство о разводе, добилась в 2014 году лишения родительских прав отца и в 2016 году вытребовала выплаты алиментов. Все дело было в том, что Ирине Полуэктовой просто хотелось получить имущество, которым по закону она завладеть не могла. Не могла, но очень хотела. 

Районный суд это желание Полуэктовой не удовлетворил, а окончательное решение по этому вопросу принял 21 декабря 2020 года Харьковский апелляционный суд. Именно это решение Харьковского апелляционного суда от 21 декабря 2020 года было своего рода спусковым крючком по рейдерскому захвату завода умершего Гайшука по изготовлению ламината и линолеума (подробнее — ЗДЕСЬ). Очень привлекательной показалась чете Вакуленко-Полуэктова возможность овладеть предприятием с миллионными оборотами, да еще и реализующим свою продукцию за валюту на экспорт.

Источник: КР.UA

Поделиться: